MENU

Where the world comes to study the Bible

Report Inappropriate Ad

Журнал для пасторов Net, Rus Ed 45, Летнее издание 2022

Служение Института Библейского Проповедования…

Автор: Проф. Роджер Паскоу, Президент,
Email: [email protected]

I. Усиливая Объяснительную Проповедь: Проповедь Новозаветных Евангелий, Ч. 4

Во время проповеди новозаветных (Н.З.) повествований не так сложно с гомилетической точки зрения, как проповедь ветхозаветных (В.З.) повествований, есть еще некоторые ловушки, которых нам помогут избежать здравые герменевтические принципы и гомилетическая методология.

1. Выбор текста. Как и при любом выборе текста, всегда проповедуйте полную мысль в ее контексте и в соответствии с тем, что первоначальный автор намеревался передать. Я рекомендую проповедовать по всем книгам Библии, а не выбирать и выбирать не связанные между собой отрывки каждую неделю. В связи с этим хорошей практикой является описание структуры всей книги. Это дает вам дорожную карту того, куда вы движетесь со своей серией проповедей, и где каждая единица мысли начинается и заканчивается.

Поскольку Евангелия представляют собой набор эпизодов, один из способов найти в них единую мысль — это искать изменение места, изменение аудитории, изменение сообщения или деятельности. Это хорошие индикаторы начала и конца мысли. Другой подход заключается в том, чтобы спросить себя, имеет ли выбранный вами отрывок конкретную, полную и ясную тему в своем контексте.

Обычно лучше всего проповедовать одну мысль в одной проповеди. Но если эта мысль слишком обширна, чтобы охватить ее в одной проповеди, вы можете сделать это мудро…

Либо: разделить все повествование на эпизоды и соединить каждый эпизод с предыдущим по мере того, как вы их проповедуете.

Либо: Выделить основные моменты в отрывке

Либо: Проповедовать идею всего эпизода, основываясь на одном конкретном стихе или нескольких стихах, заключающих в себе идею всего отрывка.

Как бы вы ни решили проповедовать ту или иную мысль (будь то в целом или в меньших сегментах), постарайтесь все же толковать и проповедовать ее таким образом, который согласуется со всей частью книги и более широкой структурой книги как единой концепции целиком. Здесь структурный план книги сослужит вам хорошую службу.

2. Серия проповедей. В некоторых случаях Евангелия можно очень красиво разбить на отдельные серии проповедей – например, …

1) Нагорная проповедь (Мф. 5-7).

2) Три «семерки» Евангелия от Иоанна…

а) Семь многозначительных диалогов (рассуждений) - Ин. 3:1-21; 4:1-42; 7:53-8:11; 13:1-17; 18:33-19:11; 20:1-31; 21:15-25.

б) Семь сверхъестественных дел (чудес) – Ин. 2:1-11; 4:46-54; 5:1-47; 6:1-14; 6:16-21; 9:1-41; 11:1-44.

в) Семь самопровозглашений (утверждений «Я есмь») – Ин. 6:22-71; 8:12; 10:1-9; 10:10-18; 11:25-27; 14:1-6; 15:1-6.

Таким образом, вы можете быть верны замыслу автора, но не чувствовать себя обязанным проповедовать всю книгу.

Как и в случае с любой серийностью проповедей, которая не обязательно следует последовательности автора, необходимо позаботиться о том, чтобы по-прежнему толковать и применять эти послания в соответствии с Евангелием в целом. Голдсуорси предполагает, что «структура Евангелия должна, по крайней мере, быть в мыслях при планировании серии проповедей. Серия проповедей может быть нацелена на то, чтобы выделить эту структуру, показывая последовательность акцентов и критических моментов. Серия притч или чудес должна выявить их роль в общем плане и целях Евангелия» (Голдсуорси, «Проповедь всей Библии как христианского Писания», с. 231).

3. Формулировка темы. У рассказов есть темы, как и у поучительных отрывков. Тема текста — это высказывание, выражающее всю теологическую суть отрывка, обычно в одном предложении. Утверждение темы (иногда называемое предложенным утверждением) единой мысли затем направляет развитие проповеди, сохраняя ее согласованность с темой выбранного отрывка и темой Евангелия в целом. Иногда авторы Евангелий прямо указывают суть повествования (например, Лк. 16:13; Лк. 19:10).

4. Структура евангельской повествовательной проповеди. Как и в случае с другими жанрами, хорошо структурировать свои проповеди в евангельских повествованиях таким образом, чтобы уважать литературную форму текста, чтобы литературная форма формировала структуру вашей проповеди. Как каждый библейский отрывок имеет структуру, так и наши проповеди должны иметь структуру. Структура текста диктует структуру проповеди. Таким образом, как форма (в данном случае повествовательная форма) текста определяет структуру текста, так и форма текста определяет структуру проповеди. Как и другие повествования в Библии, евангельские повествования получают свою структуру от «движений» (или «сцен») в тексте.

Какой бы подход вы ни выбрали для проповеди евангельских повествований (включая притчи), я рекомендую вам строить свои проповеди так же, как вы строите любую другую разъяснительную проповедь, т. е. выражая в ней теологические моменты повествования по мере ее развития.

5. Рекомендации по проповеди притч. Есть разные способы проповедовать притчи, например:

1) Группировка их по типу - например. …

а) евангельские притчи (напр., Мф. 7:24-27).

б) притчи о жизни в Царстве (напр., Мф. 13:1–9; Мф. 13:24–30).

в) эсхатологические притчи (напр., Мф. 25 :1–13).

2) Группировка их по общей теме - например. …

а) Подготовка к вечности – как у богатого земледельца (Лк. 12:16-21) и нечестного управителя (Лк. 16:1-13).

б) Божья радость в спасении потерянных людей – как в случае с заблудшей овцой, потерянной драхмой и блудным сыном (Лк. 15:1-32).

3) Параллельные и контрастные притчи – то есть притчи на общую тему, рассказываемые с разных точек зрения. Например, предмет служения Богу духовными ресурсами, которые Он нам дал – напр. …

а) десять слуг и десять мин (Лк. 19:11-27).

б) Три слуги и их таланты (Мф. 25:14-30).

Ваш общий подход к проповеди притчи должен состоять в том, чтобы повторить первоначальную цель притчи (т. е. проиллюстрировать конкретную потребность или проблему), сначала нужно вовлечь аудиторию в историю (т. е. в историю для вашей аудитории, раскрыть современную эквивалентную потребность или проблему с намерением спровоцировать соответствующую реакцию.

Вот несколько полезных вопросов, которые следует задать себе при подготовке проповеди на основе притчи:

1) Какова общая цель притчи?

2) Какую новую перспективу или истину она раскрывает?

3) Кто аудитория - ученики, толпа, религиозные лидеры?

4) Когда и как слушатели видят себя в повествовании, и какую реакцию он у них вызывает?

5) Какой литературный прием он использует? Является ли оно аллегорическим или метафорическим по своей структуре, и если да, то какова его цель?

6) Представляет ли притча контраст или сравнение? Если да, то в чем заключается противопоставление или сравнение и какова его цель?

7) К какому аспекту учения Иисуса о Царстве Божьем обращена притча?

8) Каковы проблемы толкования в притче?

9) Какие прогрессивные сцены в притче помогают вам структурировать проповедь? Например, притча о богаче и Лазаре (Лк. 16:19-31) развивается посредством двух контрастирующих сцен и рассуждений:

а) Противопоставление земного образа жизни (19-21) и вечных судеб (22-23).

б) Противопоставление вечных наград и реальностей (24-31)

Другим примером является притча о блудном сыне (Лк. 15:11-32), которая развивается через четыре сцены:

а) Раздел наследства и отъезд в дальнюю страну (11-13а).

б) Погружение в нищету и позор (13б-16).

в) Понимание проблемы и возвращение (17-21).

г) Покаяние и принятие (22-32).

10) Насколько история притчи актуальна для вашей современной аудитории?

Выполнив всю свою экзегетическую и герменевтическую работу, приступайте к подготовке проповеди. Существует большая гибкость в форме и стиле проповеди притч. Все варианты, доступные для проповедников повествований, применимы и к проповедникам, проповедующим пртчи поскольку они представляют собой подмножество повествований, начинающихся с описания обстановки к проблеме, к кульминации и к развязке.

Учитывая сложность притч (т. е. их контекста, их множественных уровней значения, как литературного так и аллегорического, их цель и их применение и применяя творческий подход к самим притчам, важно мудро проповедовать их с открытым разумом и подходить творчески к форме своей проповеди – т.е. можно использовать драматический монолог, также отождествить себя с кем-то в притче; пересказать ее на современный лад.

Как правило, эффективность притчи связана с тем, что «изюминка» не появляется в конце, к тому времени в историю втягиваются те, кто может негативно отреагировать на ее точку зрения. Поскольку притчи держат свою «изюминку» до конца, имеет смысл проповедовать их таким образом.

II. Усиление Библейского Руководства «Служение Примирения, Ч. 4 (Продолжение): Призыв К Примирении Божьего Народа И Божьего Служителя» (2 Кор. 6:11-7:16)

Это заключительная часть изучения нами этого отрывка. В последних двух выпусках этого журнала мы рассмотрели 2 Коринфянам 6:11-18 (издание № 43, весна 2022 г.) и 2 Коринфянам 7:1-4 (издание № 44, лето 2022 г.), в которых мы рассмотрели первые три части отрывка:

1. Пасторский призыв любви (6:11-13).

2. Пасторский призыв увещевания (6:14-18).

3. Применение пасторского призыва (7:1-4).

В этом выпуске мы продолжаем последний раздел…

4. Предыстория и результат пасторского призыва (7:5-16). Теперь становится ясно, что весь отрывок от 2:14 до 7:4 был отклонением в потоке мысли от 2:13. Позвольте мне проиллюстрировать это, соединив два раздела вместе: « 2:12 Пришед в Троаду благовествовать о Христе, хотя мне и отверста была дверьГосподом, 2:13 я не имел покоя духу моему, потому что я не нашел там брата моего Тита. Но, простившись с ними, я пошел в Македонию»…7:5 На самом деле, когда мы пришли в Македонию, у нас не было покоя…». Итак, улавливая ход мысли из 2:12-13, Павел теперь объясняет, что, когда он не нашел Тита в Троаде, как он ожидал, и не имея покоя в духе своем, он ушел из Троады в Македонию, надеясь найти там Тита, что он и сделал (7:5-6). Павел очень хотел встретиться с Титом, чтобы получить от него известия о своем благополучии и благополучии коринфян, в том числе, что наиболее важно, их ответ на его «скорбное письмо», которое передал им Тит. Теперь он рассказывает о своем воссоединении с Титом в Македонии и об утешении, которое он получил от рассказа Тита (7:7-16).

Возникает вопрос: почему Павел сделал такое длинное отступление от стихов 2:14 до стихов 7:4? Некоторые предполагают, что этот отрывок от 2:14 до 7:4 на самом деле - вставка из другого письма Павла, но я думаю, что это не так. Другие утверждают, что именно так и пишутся письма — они не обязательно следуют систематическому логическому образцу. Хотя это так, я думаю, что здесь это не так. Хотя расширенный отрывок из 2:14 и 7:4 является отступлением, он никоим образом не оторван, как утверждают некоторые, от основной темы повествования. Действительно, рассказ Павла о его встрече с Титом служит фоном для его посланий и наставлений к коринфянам в этом отступлении. Чтобы понять нам суть этого отступления нужно помнить, что оно было написано постфактум, как это ясно из прежних событий пасторского обращения к ним. Павел уже знал, что сообщил ему Тит, когда писал то отступление. Итак, отступление показывает нам, что, с одной стороны, Павел воодушевлен сообщением Тита, но, с другой стороны, у него, очевидно, еще остались вопросы, которые нужно было решить в Коринфе. Бог, безусловно, дает служителю радость и победу в служении, но в то же время победа в служении не обходится без вызовов.

В конце концов, Павел узнает от Тита, что его скорбное письмо к Коринфянам привело к чудесному положительному результату:

а) Уныние Павла по поводу своих обстоятельств изменяется на утешение благодаря общению с Титом (7:5–6). «5 Поистине, когда мы пришли в Македонию, плоть наша не имела никакого покоя. Но мы были стеснены отовсюду: отвне - нападения, внутри - страхи. 6 Но Бог, утешающий смиренных, утешил нас прибытием Тита». Телесные и душевные страдания Павла продолжились, когда он прибыл в Македонию (ср. 4:8-9; 11:22-33). Он столкнулся с внешними «конфликтами» (возможно, духовными нападениями; возможно, физическими) и внутренними «страхами» (возможно, беспокойством о том, как коринфяне могли получить письмо Тита и Павла, тем более что Тит не вернулся, как ожидалось.

Служители не застрахованы от бедствий, оппозиции и беспокойства, «но Бог» решает все. Он «утешает смиренных» (ср. 1:3-7; ср. Пс. 34:18), и в этом случае он утешал Павла. Посреди своих внешних конфликтов и внутренних страхов Павел утешался «прибытием Тита» (6б) – сознанием своей безопасности и личным воссоединением со своим коллегой по служению, особенно в свете оппозиции и одиночества, которое он испытал. Большое ободрение в служении — иметь коллег, от которых вы можете получить утешение в трудные времена, и с которыми вы можете наслаждаться общением.

б) Скорбь Павла об их грехе меняется на радость от их ответа (7:7-13а). «…и (нас утешил) не только прибытием его, но и утешение, которым он утешался о вас, перессказывая нам о вашем усердии, о вашем плаче, о вашей ревности по мне, так что я еще более обрадовался» (2 Кор. 7:7). Павел был воодушевлен их ответом Титу – «…утешением (утешением), которым он утешался от вас».

Павел был утешен (7:7а) тем фактом, что Тит и письмо, которое он принес от Павла, были хорошо приняты церковью в Коринфе, что они хорошо обращались с его коллегой по служению, и что их реакция на миссию Тита (а именно, доставка письма Павлу) была положительной. Это было источником большого утешения для Павла. И Павел «еще более обрадовался» их ответу для него.

Во-первых, он радуется еще больше из-за того, что они ответили ему лично (7:7б), как указано в:

а) «…вашем глубоком усердии… по мне». Они хотели увидеть Павла и, надо полагать, наладить отношения, возобновить отношения.

б) «…вашем плаче… по мне». Они явно сожалели о случившемся.

в) «…вашей ревности ко мне». Теперь их относительная дистанцированность от Павла сменяется рвением к нему — делать то, что он им поручил, и, может быть, даже защищать его.

Во-вторых, он еще больше радуется их духовному отклику на него (7:8-12). Павел, кажется, мучился с тем, как поступить с этим: «Ибо если я и огорчил вас своим письмом, не жалею об этом. И если я сожалел об этом, — так как я увидел, что письмо огорчило тебя, но только на время, — теперь я радуюсь…» (7:8-9а). С одной стороны, Павел, кажется, поначалу сожалел о том, что написал им «скорбное» письмо, ибо не хотел их огорчить. Почему так? Возможно, он не хотел, чтобы они неправильно отреагировали на его письмо. Возможно, он боялся быть излишне резким, и того, что они перестанут его слушать. Возможно, как их пастор, он изо всех сил пытался решить проблему, с одной стороны, а, с другой стороны, не хотел терять с ними отношения.

Это всегда риск конфронтации и борьбы, с которыми сталкиваются пастора, зная, что нужно делать, и все же рискуя быть отвергнутыми. Вот почему нам всегда нужно «говорить истину с любовью» (Еф. 4:15), никогда не «господствовать» над другими (1 Пет. 5:3), никогда не попирать людей ни в гневе, ни в духовном превосходстве. Но раз он написал им, то обрадовался, что сделал это, потому что их печаль была недолгой, «лишь на время» (7:8б), и потому что их печаль привела к покаянию: «Теперь я радуюсь, не потому что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию» (7:9а).

Почему их горе привело к покаянию? «Ибо вы опечалились, ради Бога» (7:9б). Их скорбь о случившемся (в допущенном среди них грехе и в их отношениях с Павлом) была скорбью по воле Божией, произведенной Богом. Это было не просто мгновенное чувство сожаления, а глубокая работа Бога в них. Результатом скорби по воле Бога было «чтобы вы не нисколько не понесли от нас вреда» (7:9в). Печаль, которая по Богу, не беспричинна - она ​​не имеет отрицательного действия; это не приводит к разрыву отношений (как, возможно, опасался Павел); оно ничего не отбирает, а возвращает утраченное. Нет, она во всех отношениях полезна — дает надежду, восстанавливает радость, примиряет в отношениях и т. д. «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние, которое ведет ко спасению без сожаления, а печаль мирская производит смерть (7:10). Это служение примирения, целью которого является «печаль ради Бога», результатом которой является «покаяние, ведущее ко спасению без сожаления».

«Печаль ради Бога» имеет совершенно иную причину и следствие, чем «мирская печаль». Мирская печаль ведет к смерти (ср. 2 Кор. 2:16), тогда как печаль ради Бога ведет к жизни. Это контраст. Печаль мирская вызвана обстоятельствами (потери, неудачи и т. д.); печаль ради Бога вызвана грехом. Печаль мирская приводит к разрыву отношений, отчаянию, возможно, даже к смерти (например, к самоубийству); печаль ради Бога приводит к спасению, к жизни, к спокойствию совести, к радости, к восстановленным отношениям, к примирению.

Печаль ради Бога” — это печаль не о себе, а ради Бога. Это (букв.) «печаль по Богу» - «как угодно Богу» (7:11а) - печаль, произведенная Богом и в ответ на Бога. Таким образом, печаль ради Бога ведет к искреннему покаянию во грехе — отвращению от греха, которое приводит к нарушению наших отношений с Богом и обращению к Богу с верой — и к примирению с Богом и с ближними. Такая печаль ради Бога и покаяние являются основой нашего спасения.

С другой стороны, «мирская печаль» не восстанавливает. Он не может восстановить то, что утеряно. Он не может отменить то, что сделано. Она не может дать покоя совести и мир в сердце. Он не может дать духовную жизнь. Оно производит только горечь, вину, отчаяние и сожаление. Но печаль ради Бога — это печаль о грехе, производящая покаяние и ведущая к спасению, о котором никогда не жалеют, потому что она приводит к восстановлению отношений с Богом. Более того, результатом печали ради Бога является то, что вы не проживаете остаток своей жизни в состоянии сожаления о том, что могло бы быть. Скорее, спасение и восстановление ваших отношений с Богом и друг с другом носит такой характер, что вы никогда не пожалеете о принятом решении.

Но почему Павел говорит о таком покаянии как о ведущем к «спасению», когда обращается к верующим? Он говорит о «покаянии» этих верующих, природа которого «ведет ко спасению». Хотя они были христианами и были спасены, их покаяние было того же характера, что и первоначальное, когда они были спасены. Павел не предполагает, что они были спасены и потеряны, а теперь снова спасены, но, скорее, их покаяние было истинным признаком их спасения; это полностью восстановило их к правильным отношениям с Богом.

Служитель примирения стремится и ищет печали ради Бога, выраженной в искреннем спасающем покаянии. Он справляется с конфронтацией таким образом, что она вызывает печаль ради Бога, которая 1) не разрывает их отношения; и 2) приводит к постоянному духовному результату.

Теперь Павел описывает, на что действительно похожа скорбь ради Богуа (в благочестивой манере); какие изменения он производит; как выглядит природа истинного покаяния: «Посмотрите, сколько усердия произвело в вас это — эта печаль ради Бога» (7:11а). Истинное покаяние производит полное преобразование мыслей и действий человека. Теперь у коринфян есть ревность делать то, что правильно перед Богом. Вместо того, чтобы пассивно наблюдать за греховным поведением среди них и хвастаться этим, они теперь полны энергии действовать для Бога. Как эта серьезность, это усердие выражается в их практике и в их отношении? Павел дает семь характеристик…

1) «Какое желание очиститься» (7:11б) – церковь очищается от соучастия в этом грехе.

2) «какое негодование» (7:11в) – гнев на грех. Теперь они увидели, что это было, и были праведно возмущены тем, что это происходило среди них, и они терпели это. Вот на что мы должны гневаться – на грех!

3) «Какой страх» (7:11г) – страх Божьего наказания; страх, что Божья святость была оскорблена; страх перед тем, что они сделали с «Божьим служителем»; страх перед тем, к чему мог привести их образ действий.

4) «Какое сильное желание» (7:11д) – желание примириться с Богом и с Павлом лицом к лицу; видеть его, подчиниться ему и быть послушным его учению. Они тосковали по прежним дням и своим отношениям с Богом и Павлом.

5) «Какая ревность» (7:11е) – вероятно, ревность о том, что они должны были делать в первую очередь, а именно о желании соблюдать дисциплину в церкви; готовность все исправить; стремление к святости и послушанию.

6) «Какая справедливость!» (7:11ж) – действие, предпринятое против греха, совершенного среди них. Это происходит от «ревности» навести порядок в церкви. Это согласуется с комментарием Павла в 2:5-11 о том, что они так усердно наказывали обидчика, что теперь им нужно было его простить.

7) Действительно, «во всем вы показали себя чистыми в этом вопросе» (7:11з) — вероятно, речь идет о 1 Кор. 5:1 и далее. но Павел не заявляет об этом прямо. Они сделали то, что было необходимо для соблюдения дисциплины в собрании, и это «очистило» их. Они больше не были участниками греха того человека.

Подхватывая свое замечание в 7:8 о скорбном (тяжелом) письме, Павел теперь объясняет, почему он написал его в первую очередь: «12 Итак, если я и писал вам, то не ради оскорбителя и не ради оскорбленного, но, чтобы вам открылось попечение наше о вас перед Богом. 13а Посему мы утешились утешением вашим» (7:12-13а).

Во-первых, он объясняет, почему он не написал строгое письмо. Он написал строгое письмо не ради «злодея» — сына, совершившего инцест с мачехой; тот, чье отлучение от церкви приказал Павел (1 Кор. 5:13); тот, кто причинил столько боли, но впоследствии раскаялся (2 Кор. 2:1-8). И строгое письмо он писал не ради «обиженного» — предположительно, мужа той мачехи. Заметьте, что с пасторской мудростью и благодатью Павел не использует имен — вопрос исчерпан, и нет никакой пользы в том, чтобы втаптывать имена людей в грязь. Он просто называет их так «тот, кто поступил неправильно» и «тот, кто был обижен».

Затем он объясняет, почему написал такое строгое письмо. Он написал это строгое письмо, чтобы в присутствии Бога они могли осознать, как сильно они действительно заботились о Павле, как серьезно относились к нему. Именно к такому результату привело его строгое письмо. И благодаря всему этому (его письму, их ответу, влиянию на церковь, отчету Тита и т. д.) «мы утешились».

в) хвастовство Павла ими подтверждается поддержкой Тита (7:13б-16).

« 13б Посему мы утешились утешением вашим, а еще более обрадованы мы радостью Тита, что вы все успокоили дух его. 14Итак я не остался в стыде, если чем-либо овас похвалился перед ним; но как вам мы говорили все истину, так и перед Титом похвала наша оказалась истинною» (7:13б-14).

На протяжении всего этого раздела Павел ищет позитива, положительного в ситуации (их ответ, поддержка Тита, его радость и т. д.), несмотря на лежащие в основе доказательства того, что у него все еще были проблемы в Коринфе, с которыми нужно было разбираться — например, их вызок авторитету Павла и т. д. (см. главы 10-13). Несмотря на все это, Павел утешается тем, что произошло в Коринфе (в частности, их реакцией на его суровое письмо), и еще больше утешается радостью Тита по поводу угощения, которое он получил от них, доставляя им его письмо.

Благодать и пасторская любовь Павла к коринфянам становятся очень очевидными. Едва ли можно было ожидать от него, учитывая все, что они сделали и сказали о нем, что он действительно будет хвастаться ими перед Титом. Но вместо того, чтобы послать к ним Тита с дурным впечатлением о них или применить суровые меры, он послал Тита в Коринф с положительной похвалой о них (хвастовством), что подтвердилось, как и все, что он сказал им, было истиной. В результате 1) любовь Тита к ним углубляется: «И его любовь к вам тем больше, чем он помнит о послушании всех вас и о том, как вы приняли его со страхом и трепетом» (7:15); и 2) уверенность Павла в них укрепляется: «Я радуюсь, что полностью уверен в вас» (7:16). Укрепив их взаимные отношения и выразив им свое доверие, он затем переходит к вопросу о приношении для бедных верующих в Иерусалиме в главах 8-9.

III. План Проповеди

Название: Учимся у Иисуса – Сокровище Царства (Мф. 13:44-46)

Тема: Открытие вечных богатств Божьего Царства

Подтема: Вы открываете вечные богатства, когда входите в Царство Небесное через Иисуса Христа.

1. Некоторые люди неожиданно натыкаются на сокровище Царства Христова (13:44).

2. Некоторые люди усердно ищут сокровище Царства Христа (13:45-46).

Related Topics: Pastors

Report Inappropriate Ad